Интервью с Анатолием Семеновичем Овчинским, доктором технических наук, профессором, академиком РАЕН.

PERSONA GRATA

А. С. ОВЧИНСКИЙ:
ОБ ИНФОРМАЦИИ В МИРЕ ЦИФРОВЫХ ДАННЫХ

A. S. OVCHINSKIY:
ABOUT INFORMATION IN THE WORLD OF DIGITAL DATA

Интервью с Анатолием Семеновичем Овчинским, доктором технических наук, профессором, академиком РАЕН.

Interview with Anatoliy Semyonovich Ovchinskiy, Ph.D. in technical sciences, professor, Academician of the Russian Academy of Sciences.

Визитная карточка

Овчинский Анатолий Семенович, доктор технических наук, профессор, академик РАЕН, профессор кафедры информационной безопасности учебно-научного комплекса информационных технологий Московского университета МВД России имени В. Я. Кикотя. Полковник полиции в отставке. Область научных интересов: оперативно-разыскная аналитика, предиктивная криминология, информационное противоборство, имитационное моделирование. Опубликовано более 30-ти монографий и учебных пособий, получено 40 патентов на алгоритмы и программы интеграции оперативных данных.
А. С. Овчинский родился в 1948 году в Москве. Окончил Московское высшее техническое училище им. Н.Э. Баумана. Более двадцати лет занимался созданием и исследованием высокопрочных композиционных материалов для авиационной и ракетно-космической техники. Работал в Институте металлургии им. А. А. Байкова АН СССР, в научных центрах Германии, Южной Кореи и США.
Развивая новые направления механики материалов, А. С. Овчинский разработал теоретические основы, создал математические модели и представил программные реализации метода структурно-имитационного моделирования на ЭВМ процессов разрушения неоднородных конструкционных материалов. В 1975 г. он защитил кандидатскую и 1984 г. докторскую диссертации. Им опубликовано более 100 работ по механике композитов, физике прочности, моделированию механизмов разрушения. В издательстве «Наука» вышли две его монографии по моделированию процессов разрушения конструкционных материалов. Под его руководством защищено 5 диссертаций на соискание ученой степени кандидата технических наук. Он является лауреатом премий Президиумов АН СССР и АН ГДР.
В 1994 г. А. С. Овчинский поступил на службу в органы внутренних дел начальником отдела ТСО Московского института МВД России. По его предложению была открыта подготовка специалистов, обладающих техническими знаниями и владеющих информационными технологиями, для оперативно-разыскных подразделений по борьбе с организованной преступностью. Созданный для этого Учебно-научный комплекс включал научно-исследовательский отдел, инженерно-техническое отделение, кафедру информационной безопасности и кафедру информатики (в Тверском филиале). Обучение офицеров слушателей опиралось на результаты исследований, научные семинары и конференции, взаимодействие с руководителями и сотрудниками оперативно-технических подразделений.
Исследования, которые проводил А. С. Овчинский совместно с научными сотрудниками, инженерами и преподавателями УНК, включали разработку: структурных моделей организованных преступных сообществ; схемотехнических методов получения оперативной информации; математического аппарата аналитической разведки; алгоритмов компьютерной разведки; мультимедийных программных средств очистки оперативных аудиозаписей и стеганографической защиты информации; приемов информационно-психологических воздействий в противодействии организованной преступности и обеспечении общественного порядка.
С образованием в 2002 г. Московского университета МВД России, полковник А. С. Овчинский был назначен начальником Факультета подготовки специалистов в области информационной безопасности и после 2003 г. стал начальником созданного УНК информационных технологий, который включал две кафедры: информационной безопасности и специальных информационных технологий. С 2015 г. он является профессором кафедры информационной безопасности.
На основе опыта преподавания ряда авторских учебных дисциплин научно-педагогическим коллективом УНК под руководством А.С. Овчинского был разработан стандарт концептуально новой специальности «Безопасность информационных технологий в правоохранительной сфере». С 2011 года была открыта подготовка курсантов университета по двум специализациям: «Технологии защиты информации» и «Информационно-аналитическое обеспечение правоохранительной деятельности».
Теоретические основы инициативной оперативно-разыскной аналитики, разработанные А. С. Овчинским, и результаты совместных исследований сотрудников УНК ИТ и УОРИ МВД России нашли отражение в комплексе мероприятий по обеспечению безопасности Олимпийских игр в Сочи в 2014 году. Взаимодействие с руководителями ЦОРИ ГУ по Московской области позволило создать цифровую платформу предиктивной криминологии, интегрирующую программные сервисы получения и обработки поступающих сообщений и оперативных данных и позволяющую прогнозировать криминальные потенциалы определенных лиц. Функциональные возможности отдельных алгоритмов и программ были зафиксированы в более 40-а патентах.
За годы службы и работы в Московском университете МВД России им. В. Я. Кикотя А. С. Овчинским было опубликовано более 200 научных работ, издано более 30 монографий и учебно-методических пособий по информационно-аналитическому и информационно-психологическому обеспечению правоохранительной деятельности, по проблемам борьбы с организованной преступностью, по противодействию терроризму и экстремизму в информационных сферах. Он является соавтором фундаментального межотраслевого учебника «Оперативно-розыскная деятельность», который дополнялся и переиздавался 5 раз.
Осуществляя научно-организационную деятельность, профессор А. С. Овчинский входит в состав 3-х диссертационных советов, является членом Пленума ВАК, активно участвует в организации и проведении научно-практических конференций и семинаров. Его многолетняя служба в органах внутренних дел, достижения в научных исследованиях и подготовке высококвалифицированных специалистов были неоднократно отмечены поощрениями и грамотами руководителей университета, благодарностью Министра МВД России, ведомственными и правительственными наградами.

*******************************************************

Интервью с Анатолием Семеновичем Овчинским

Интервью с Анатолием Семеновичем Овчинским
№ 7 (182) 2023г.

– Уважаемый Анатолий Семенович, чем сегодня обусловлена актуальность обращения к информации?

– Информация является наиболее емким понятием современности. Однако, несмотря на несметное количество публикаций, цифровая трансформация «загоняет» природу самой информации во все более глубокую тень. В первую очередь, это связано с технологиями воздействия и управления массовым сознанием. Так, когда создавалась атомная бомба, исчезли публикации по ядерной физике. Но, главное, раскрытие сущностных проявлений информации позволяет понять те ключевые явления и процессы нашей жизни, от которых зависит обеспечение безопасности социальных и духовных сфер современного общества.
Наши подходы к информации вывели на алгоритмы инициативной аналитики, когда ресурсы оперативно-разыскных данных не «лежат мертвым грузом», а по определенным алгоритмам выдают ту информацию, которая является целью оперативно-разыскного процесса. В развитии предиктивной криминологии открылась возможность оценивать криминальные потенциалы лиц, попадающих в поле зрения правоохранительных органов, и с применением искусственных нейросетей предсказывать вероятность совершения ими определенных преступлений. В обеспечении информационной и антикриминальной безопасности были сделаны акценты на противодействии деструктивным идеологиям и целенаправленным информационно-психологическим воздействиям в борьбе с организованной преступностью. Результаты, полученные во взаимодействии с сотрудниками Управления оперативно-разыскной информации МВД России, нашли отражение в комплексе мероприятий по обеспечению безопасности Олимпийских игр (Сочи, 2014 г.) и Чемпионата мира по футболу (2018 г.).

– В правовом поле под информацией принято понимать сведения и данные, независимо от формы их предоставления. Так ли это?

– Для решения весьма широкого круга задач такой подход уместен, например, когда речь идет о защите информационных ресурсов, систем управления и связи, объектов информации. Но, в целом, это очень грубое приближение, скажем, как механика твердого тела к физике элементарных частиц.
Если коснуться данных, то «информационный взрыв» оказался только предвестником такого феномена, когда накопление данных с течением времени принимает все более сингулярный характер, то есть эта функция неуклонно разворачивается в направлении бесконечности. Естественно, возникает вопрос о том, что же в такой ситуации является собственно информацией?
Ответ находили в самых разных «плоскостях». Так, повышение коммерческой ценности информационных ресурсов породило аналогию между данными с информацией и, например, сырой нефтью с высокооктановым бензином. В разведке весьма четко выделяют разведывательные сведения, разведданные и собственно информацию, а именно, лишь те разведданные, которые получили реализацию. В определенных направлениях аналитической работы информацией являются лишь те «золотые россыпи», которые позволяют найти решение проблемы после переработки «многих тонн руды», т.е. разнообразных данных.
В информационно-аналитическом обеспечении оперативно-разыскной деятельности данные, которые накапливаются, скажем, в автоматизированных информационно-поисковых системах, могут рассматриваться как потенциальная информация. В то же время актуальную оперативно-разыскную информацию получают после аналитической обработки накопленных и поступающих данных. Именно она позволяет непосредственно проводить мероприятия по профилактике и раскрытию преступлений, обеспечению антикриминальной безопасности.
Наконец, уже сегодня системы искусственного интеллекта могут выдавать информацию после «пережевывания» и «переваривания» огромных объемов данных. В недалекой перспективе «универсальный» или «сверхмощный» искусственный интеллект может стать «черной дырой», засасывающей все генерируемые данные для управления мировыми процессами. По мнению все большего количества исследователей, перспективы такого управления несут реальные угрозы нашей цивилизации, да и всему человечеству.

– Но ведь развивались и фундаментальные представления об информации?

– Действительно, развитие представлений об информации в прошлом веке уже прошло ряд этапов. Весьма условно их можно обозначить, как гуманитарный, кибернетический, философский. Первые попытки осмысления информации были связаны с журналистикой, с формированием систем аналитического и психологического обеспечения процессов управления. Выделялись такие прагматичные свойства информации, как актуальность, своевременность, полнота, точность и т.д.
Появление вычислительной техники и комплекса новых научных направлений, интегрированных в кибернетике, качественно расширило представления об информации. Представ в качестве управляющих воздействий, она подверглась формализации в логико-математических моделях и теориях связи.
В философском осмыслении информации выделяются два направления: атрибутивное и функциональное. Информация рассматривается как атрибут мироздания наряду с материей и энергией, и как функция, возникающая, сопутствующая и обеспечивающая жизнь на всех ее уровнях.
На фоне инфотехнологической революции сама информация вначале ушла в тень, а потом вышла на «арену» как объект защиты, как цель получения и, главное, как инструмент воздействия на сознание людей и народов, как средство управления социально-политическими процессами.

– В развитие представлений об информации внесли вклад отечественные и зарубежные исследователи. Есть ли принципиальные отличия в их подходах?

– Среди сотен определений информации уместно вспомнить рассуждения «отца кибернетики» Норберта Винера, который высказался об информации как об «обозначении содержания сообщения» и, главное, добавил «такого сообщения, которое получено из внешнего мира в процессе нашего приспособления к нему и приспособления наших чувств». Следует отметить проницательность этого известного ученого, который, создавая математический аппарат теории управления и связи, понимал, что сущность информации неизмеримо глубже ее роли в технических системах, да и в социальных процессах. Аналогичных взглядов придерживались и советские специалисты, исследовавшие информационные взаимодействия в самых разнообразных сферах.
Принципиальное же отличие заключается в том, что в последние годы западные философы, социологи и разнообразные эксперты после многочисленных дискуссий выработали весьма консолидированное мнение о том, что в условиях всеобщей цифровизации «чтобы существовать, информация не нуждается в том, чтобы ее воспринимали, не нуждается в том, чтобы ее понимали, она не требует умственных усилий для своей интерпретации, ей не требуется иметь смысл, чтобы существовать».

– Что можно сказать об информации на основании Ваших исследований?

– Согласно результатам наших исследований информация в ее функциональном значении – это то, что позволяет адекватно реагировать на воздействия на всех уровнях организации живой природы (реактивная проекция информации). Она возникает в сознании человека как функция целевой интерпретации получаемых сообщений. Реактивная информация позволяет понимать смысл происходящих событий, оценивать прошлое, заглядывать в будущее. Получение именно реактивной информации является целью многих видов деятельности.
Важно то, что информация может фиксироваться, накапливаться и передаваться как на естественных, так и на искусственных носителях (ресурсная проекция информации). В таком качестве информация (биологическая, генетическая) является необходимым ресурсом эволюции природы и основным (социальная, духовная) ресурсом развития цивилизации.
Наконец, информация – это и то, что непосредственно отражает окружающую реальность (фоновая проекция информации). Именно отражение (в философском осмыслении) представляет атрибутивное проявление информации, ставит ее в один ряд с материей и энергией. Существенно то, что фоновая информация может оказывать воздействия, которые обходят защитные функции сознания.

– Для каждого человека информация – это то, что возникает в его сознании?

– Именно так. Необходимо представлять, что также как для поддержания физиологических процессов требуется энергия, которую организм получает с пищей, водой, воздухом, светом, для действий и поступков человеку нужна такая энергия, потенциалы которой накапливаются с помощью информации, возникающей в сознании людей. Психику человека принято рассматривать как свойство отражать объективную реальность, строить на основе отражения субъективные образы и на основе этих образов регулировать свое поведение и деятельность. Остается открытым вопрос о базовой единице психики. Ее можно выявить, анализируя блоки информации, из которых в сознании складываются модели мира, той информации, которая формирует наше отношение к окружающей реальности, обоснование права на те или иные действия и поступки.

– Но ведь информация может быть ложной?

– Информация, которая является ложью, противоестественна самой природе. Так, ошибки в распознавании угроз приводят к сбою в функционировании систем на всех уровнях жизни. Неадекватные реакции влекут гибель объектов живой природы. Но человек встал на путь познания и на этом пути ошибки стали естественной неизбежностью. Наряду с естественными ошибками на арену цивилизационного развития стала выходить и злонамеренная ложь – то, что принято обозначать дезинформацией.
Обман противника испокон веку применялся в военном деле. Древнекитайский мыслитель Сунь-Цзы (IV век до н.э.), ставший в наше время легендой информационных войн, оставил весьма внушительный свод наставлений по деструктивным воздействиям, основанным на злонамеренной лжи. При этом понятие самой информации, как некого разъяснения, стало входить в европейские языки лишь начиная с XIV века, а собственно дезинформация стала методом борьбы разведывательных и контрразведывательных органов лишь в последние века.
Сегодня можно встретить сотни публикаций с результатами обстоятельных фактологических исследований, в которых дезинформация рассматривается как основа гибридной войны. Наравне с информацией, которая сегодня вышла на мировую арену как инструмент воздействия на сознание людей и народов, как средство управления социально-политическими процессами и культурно-духовными сферами, не менее эффективным средством воздействия и управления стала целенаправленная изощренная ложь.
Заметим, что собственно ложь не вписывается ни в какие качественные или количественные теории информации: ни в атрибутивную, ни в функциональную концепции информации. Отрицание информации создает неопределенность, в каналах связи – это шум. Без информации нет ни реализации, ни отражения, ни «форм бытия объективной реальности», ни «текущих состояний материальных систем». Отсутствие социальной информации порождает хаос. В то же время именно тщательно сфабрикованная и системно транслируемая ложь может захватывать сознание человека. Она может заражать его вирусами деструктивных, человеконенавистнических идей.

– Как же уживаются в сознании человека ложь и правда, информация и дезинформация?

– Информация рождается в процессе интерпретации получаемых сообщений. Возникновение как истинных, так и ложных представлений об окружающем мире, о прошлом и будущем можно рассмотреть, используя образы квантовой механики.
Так, одним из весьма знаковых событий в формировании научных представлений о мироздании стали результаты опытов Томаса Юнга, проведенных в 1801 году, когда экспериментально была установлена волновая природа света. Последующее выявление двойственной корпускулярно-волновой природы явлений в мире элементарных частиц сначала разделило микромир с макромиром, а позже заставило задуматься, не проявляются ли эффекты квантовой механики и уже квантовой запутанности в психических явлениях, в работе мозга и, вообще, в жизни людей и сообществ, в отношениях между народами.
Пропуская световой поток через две щели, Томас Юнг обнаружил на экране не две четкие полосы, а картинку из нескольких размытых полосок. Оказалось, что, проходя через разные щели, потоки света, подобно расходящимся волнам, в определенных местах усиливают друг друга, а в других ослабляют или, вообще, гасят, создавая интерференционную картинку.
Возникновение информации в сознании человека неизбежно связано с интерпретацией получаемых сообщений, сведений, данных. Однако эта интерпретация далеко не всегда представляет собой четкую целевую функцию, сформированную, скажем, личностными качествами или заданную извне. Зачастую интерпретация увиденного и услышанного становится теми «щелями» желаний, стремлений, жизненных установок, через которые (подобно пучкам света) проходит все то, что мы воспринимаем из внешнего мира. При этом может проявляться «эффект интерференции» возникающих мыслей и идей, планов и сомнений, отношений и оценок происходящего, прошлого и будущего. Не исключено, что сложность познания, контроля и управления психическими процессами связана с тем, что эти процессы не всегда подчиняются законам привычного нам макромира, а информационные потоки в сознании человека проявляют волновые свойства.

– Я понимаю: речь идет об информационных потоках новостных сообщений, о рекламе, о сетевом эфире. Но ведь, помимо этого, предпринимаются и попытки управления сознанием людей?

– Действительно, ситуация коренным образом меняется, когда блоки информации, отражающие в сознании человека «картины мира», образуются под действием внешних управляющих воздействий. В этом случае можно снова обратиться к результатам экспериментов в области квантовой механики, которые указывают на, пожалуй, самое удивительное явление микромира.
Если в ходе экспериментов с элементарными частицами в процесс тем или иным образом включался «наблюдатель», ситуация удивительным образом менялась. Например, когда исследователи пытались фиксировать и подсчитывать частицы, проходящие через ту или иную щель – они «прятали» свои волновые функции и начинали вести себя как корпускулы. Это явление по сей день вызывает жаркие споры в среде физиков. Наиболее обсуждаемым, пожалуй, остается мысленный эксперимент, предложенный в 1935 году Эрвином Шредингером при обсуждении физического смысла волновой функции. В ходе такого эксперимента возникает суперпозиция живого и мёртвого кота, что выглядит абсурдно с точки зрения здравого смысла.
В процессе мысленного эксперимента в некую камеру были помещены живой кот вместе с ампулой, содержащей смертельно ядовитый газ. Дополнительно в камере находились радиоактивное вещество и механизм, разбивающий ампулу с газом. Ампула могла быть вскрыта в результате единичного акта радиоактивного распада, вероятность которого в течение часа составляла 50 %.
Таким образом, явление микромира, вероятность которого составляет 50 %, переносится на событие макромира, связанное с жизнью и смертью. Оказывается, и объект макромира (кот) может находиться в некой суперпозиции (то ли жив, то ли мертв), пока камера не будет открыта и не будет установлено, жив он или мертв на самом деле. Более того, активное вмешательство в эксперимент «наблюдателя» коренным образом меняет ситуацию. Например, вскрыв камеру, можно спасти кота, даже если ампула с ядом незадолго до этого была разбита.
Проблемная ситуация «кот Шредингера» породила несколько различных интерпретаций квантово-механических явлений и их связи с макромиром. Ее анализ также углубляет и понимание психических явлений, связанных с возникновением информации в сознании человека.
Основой психических явлений, приводящих людей к принятию решений, к действиям и поступкам, являются блоки информации, которые, в свою очередь, возникают в сознании человека в результате интерпретации получаемых сообщений и накопленных знаний. И если опыты по интерференции света порождают образ неких «щелей или фильер интерпретации», которые могут усиливать или ослаблять воздействие потоков разнообразных сведений и данных, то мысленный эксперимент с «котом» говорит об алгоритмах интерпретации, которые являются ключами к пониманию происходящего и адекватному реагированию, или ключами дезинформации с последующими ошибками и пагубными последствиями.
В любом случае блоки информации, которые возникают в сознании человека, определяются ключами интерпретации, которые или формируются естественным образом в процессе обучения, воспитания и образования, или вбрасываются в ходе целенаправленных информационно-психологических воздействий.

– Говоря о воздействиях на сознание людей, нельзя не отметить, что сегодня они являются оружием информационной войны, которая ведется против народов России?

– Важно различать те информационно-психологические акции по дестабилизации общественных отношений, которые осуществляются «здесь и сейчас», и пролонгированные, многоэтапные операции глубинной информационной войны.
В первом случае мы противостоим всей мощи западных массмедиа и сетевых ресурсов, использующих дезинформацию, фейки, провокационные вбросы, дипфейки, инсценировки. Это противостояние требует адекватного реагирования, применения специальных сил и средств, оперативных контрмер.
Но наибольшие угрозы безопасности таятся в глубинной многоплановой информационной войне. В такой войне, которая ведется годами, десятилетиями и даже веками, сегодня можно выделить ментальные, когнитивные и смысловые ключи интерпретации тех сведений и данных, которые «переваривает» сознание человека.
Ментальная война – это о чем будет думать человек, каким будет его мировоззрение, главное, каким будет его отношение к своей стране: как к родной, которую любишь и защищаешь, или как к чужой, которую бросаешь в поисках «лучшей жизни» и предаешь, поддавшись искушению и обману.
Когнитивная война – это как будет думать человек, в какой парадигме будет формироваться его сознание, и, главное, какое он получит образование, как освоит фундаментальные знания, научится мыслить или лишь овладеет теми или иными компетенциями, чтобы быть способным зарабатывать и потреблять.
Смысловая война – это чем должна наполняться жизнь человека: высокими идеалами, творчеством, любовью, духовными стремлениями или, скажем, потребительством, получением удовольствий, уходом в мир иллюзий, наркотиков, игр, виртуальной реальности.

– В течение многих десятилетий основным театром глубиной информационной войны была борьба идеологий. Какова роль идеологии в современном мире электронных коммуникаций?

– Именно идеология в образах квантовой механики выполняет функции того «наблюдателя», который детерминирует возникновение блоков информации, определяющих наше отношение, скажем, к прошлому, настоящему и ожидаемому будущему. В реальном же мире общественных коммуникаций и межгосударственных отношений именно идеология обосновывает право человека на те или иные поступки, право государства, например, на освободительную или захватническую войну.

– Идеология раскрывается как система взглядов и идей, отражающих наше отношение к окружающей реальности. Она может оформляться в виде определенных руководящих документов, манифестов или доктрин. Можно ли выделить ее основное назначение?

– Идеология представляет собой некоторую глобальную матрицу обоснования права на определенные действия и поступки, на образ жизни и мыслей людей, на реализацию их чаяний и стремлений. Можно обсуждать национальные, классовые, религиозные идеологии, угрозы деструктивных идеологий экстремизма и терроризма, угрозы криминальной идеологии, обосновывающей право на преступную деятельность, угрозы национализма, фашизма, сатанизма. Но, в основном, сознание сотен миллионов людей «блуждает в трех соснах» мировых идеологий: либеральной, консервативной, социалистической. Эти идеологии имеют глубокие исторические корни и накопили огромные потенциалы воздействия и управления сознанием людей, населяющих страны и регионы.
Либеральная идеология, которая провозгласила приоритетом права человека, успешно выполняла свою функцию обоснования права обогащаться и потреблять на этапах становления и развития капитализма. Но на его закате она стала проявлять все более деструктивный характер, оправдывая экспансию, агрессию в борьбе за мировое доминирование и настойчиво пропагандируя самые низменные человеческие пороки. Более того, современный нацизм набирает силу именно в русле деградирующего либерализма.
Консервативная идеология, обосновывая право на защиту традиционных ценностей, представала тормозом общественного прогресса. В то же время в работах русских философов не раз отмечалось, что умеренный, разумный консерватизм – это не препятствие движению вперед и вверх, а защита от отката назад, от падения вниз, от деградации и хаоса. Но, только защищаясь, сложно рассчитывать на большие успехи в борьбе за сознание, на победу в информационной ментально-когнитивной смысловой войне.
Социалистическая идеология, среди приоритетов которой отметим справедливость в отношениях между людьми и народами, не теряет своей привлекательности. Социальный прогресс в прошлом веке связывался с перспективами построения коммунистического общества, с идеологией, обосновавшей право на бескомпромиссную борьбу с капиталистической эксплуатацией, с колониализмом, со всем, что угнетает человечество, мешает движению вперед к «светлому будущему».
Нельзя не отметить, что, если для либерализма идеалом был человек-потребитель, консерватизму требуется человек-защитник, то идеология, которая являлась государственной в Советском Союзе, была направлена на воспитание человека-творца. Так и было обозначено в программных документах коммунистической партии: «приобщение широких масс населения к достижениям науки, ценностям культуры; формирование всесторонне развитой личности». И сложно отрицать, что творческий потенциал этой идеологии не находил реализацию в весьма эффективной системе образования, подготовке высококвалифицированных специалистов, в достижениях советских ученых.

– Естественно, что нам нужна идеология, но какая?

– Можно сказать, что в правовом поле России с идеологией сложилась парадоксальная ситуация. Конституция 1993 года запретила существование какой бы то ни было идеологии (ст. 13) и в то же время зафиксировала, что основной ценностью являются права и свободы граждан (ст. 2). Так, одновременно с отказом от государственной идеологии была сделана попытка закрепить в сознании граждан страны либеральную идеологию, нацеленную на создание общества потребления.
В «лихие девяностые» это привело к доминированию криминальной идеологии. Образование и медицина оказались сферами услуг, культура и искусство – сферами развлечений. Получили распространение деструктивные идеологии терроризма и экстремизма. При этом обострились угрозы сепаратизма, расчленения России на отдельные анклавы.
Сегодня идеология России как самобытной цивилизации, идеология борьбы за суверенитет, защиты традиционных ценностей, права распоряжаться своими ресурсами, строить справедливое общество, идеология гуманизма и человеколюбия складывается, выкристаллизовывается и набирает силу. В условиях ожесточенных сражений с возродившимся фашизмом идеология Победы требует скорейшего достойного оформления. Создание «неразрушимой» идеологической базы, задающей ключи интерпретации потоков данных, сведений и сообщений, в настоящее время особенно необходимо в связи со стремительным расширением применения все более совершенных систем, производящих информацию с помощью технологий искусственного интеллекта (ИИ).

– Идеология требуется для противодействия угрозам расширяющееся применение систем искусственного интеллекта?

– Открывшиеся перспективы и возникшие опасения, связанные с применением все более «продвинутых» систем ИИ, требуют очередного переосмысления сущности информации на новой ступени развития цифровых технологий. Прежде информационные взаимодействия так или иначе были связаны с живыми системами, с людьми, общественными коммуникациями, хотя обмен данными мог осуществляться и с автоматами, и между автоматами. Сегодня искусственные нейросети с функциями самообучения и распознавания образов применяются в самых разнообразных сферах. В то же время «переполох» с многочисленными заявлениями авторитетных ученых и экспертов об угрозах ИИ вызван появлением «генеративного ИИ», таких программ, которые, перерабатывая огромные массивы данных, уже не просто выдают решения, а производят или, можно сказать, непосредственно создают новую информацию. Это может быть реактивная информация в виде ленты подобранных и определенным образом прокомментированных новостных сообщений. Генеративный ИИ уже не хуже писателей, художников и композиторов производит информационные ресурсы в виде «рукописей», стихов, живописных пейзажей и картин на исторические и мифологические сюжеты, музыкальных произведений. Наконец, захватывая мир, разнообразные боты, трудно отличимые в социальных сетях от людей, создают все более плотный искусственный информационный фон. Так, массовое распространение получила одна из последних версий искусственной нейросети Chat GPT-3. После обнародования в ноябре 2022 года в течение первых 5-ти дней ее использовали более миллиона пользователей. В эволюции человечества можно проследить три принципиальных информационных «перехода», выделивших человека из мира обитателей Земли. Первый переход был связан с реактивной информацией и непосредственно с развитием речевых коммуникаций, когда люди стали обсуждать, что было, есть и будет. Второй, уже можно сказать «революционный» переход, в становлении человека обозначился с началом использования ресурсной информации, когда произошел перенос содержимого сознания на внешние носители: появились наскальные рисунки древних людей, петроглифы, иероглифы и алфавитная письменность, стали применяться и совершенствоваться искусственные носители информации (вплоть до электронных), развиваться технологии фиксации, накопления и трансляции информационных ресурсов. К третьему этапу, заключающемуся в создании искусственного информационного фона, наша цивилизация шла веками. Прорыв произошел с появлением Интернета и сетевых коммуникаций. Сегодня в этот прорыв устремляется генеративный ИИ, производя в неограниченных объемах информацию и уплотняя «матрицу» искусственного информационного фона, в которую все глубже погружается сознание людей. Угрозы очевидны, сотни уважаемых экспертов индивидуально и коллективно уже высказались за необходимость введения контроля и определенных ограничений в создании систем ИИ, что в условиях войны пока невозможно. В то же время важно представить, что нас ожидает с искусственной информацией и как ею управлять. Здесь опять применимы образы квантовой механики. Производство новой искусственной информации может быть волновым процессом. Важно, что это происходит в результате интерференции потоков уже накопленных человечеством ресурсов социальной и духовной информации. Хотя ИИ и не имеет своего социального и духовного опыта, он быстро обучается, поэтому усиление информационного хаоса будет очередной «данью» за погружение в мир цифровых технологий. Принципиально иная ситуация сложится, когда в процесс включится «наблюдатель», а именно – когда алгоритмы создания новой искусственной информации будут настроены на внедрение в массовое сознание определенных идеологических установок. Так, в русле глубинной многоплановой информационной войны против России будут сгенерированы «новые» данные как из давней, так и недавней истории, что выведет психо-историческую войну на новый уровень. Мощную искусственную информационную «подпитку» получат идеи гендерного разнообразия, свободы выбора и неоднократной смены половой принадлежности, что обострит демографическую войну, направленную на разрушение традиционных ценностей и сокращение населения сран и регионов. В целом, искусственная информация в мире, расколотом на враждебные лагери, заставит еще больше сконцентрировать интеллектуальные и технологические ресурсы на идеологической борьбе. Открытым пока остается вопрос, сможет ли ИИ сам создавать мировоззренческие доктрины и идеологические установки? Если это произойдет, то человечеству придется потесниться в сферах рациональных информационных взаимодействий. Возможно, существование людей на Земле на этом и закончится…

– Уважаемый Анатолий Семенович. Благодарим Вас за столь актуальное и содержательное интервью. В завершение наш традиционный вопрос – что бы Вы пожелали читателям и редакции Евразийского юридического журнала?

– Авторам и читателям Евразийского юридического журнала желаю больше интересных тем для исследований, успешной реализации научных и творческих идей. Будем надеяться, что новейшие технологии в области больших данных и искусственного интеллекта будут помогать человеку, а не составят ему конуренцию.

Интервью брали:

Бондаренко Александр Викторович
заместитель главного редактора Евразийского юридического журнала, кандидат философских наук, доцент

Бондаренко Александр Викторович.

Лукиянов Михаил Юрьевич
ответственный редактор Евразийского юридического журнала, кандидат политических наук, доцент

Лукиянов Михаил Юрьевич

 1,171 ВСЕГО,  3 СЕГОДНЯ