Интервью с Сальниковым Виктором Петровичем, доктором юридических наук, профессором Санкт-Петербургского военного ордена Жукова института войск национальной гвардии Российской Федерации, государственным советником юстиции I класса, заслуженным деятелем науки Российской Федерации, почетным работником высшего профессионального образования Российской Федерации, генерал-лейтенантом милиции в отставке, академиком Российской академии естественных наук (РАЕН).

PERSONA GRATA

В. П. САЛЬНИКОВ:
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ПУТЬ ОТ ОКО (ОПЕРАТИВНЫХ КОМСОМОЛЬСКИХ ОТРЯДОВ) ДО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ И ДАЛЕЕ – ЭПОХА ЦЕЛОЙ ЖИЗНИ И НАЗИДАНИЕ БУДУЩИМ ПОКОЛЕНИЯМ

V. P. SALNIKOV:
THE LEGENDARY PATH FROM THE OKD (OPERATIONAL KOMSOMOL DETACHMENTS) TO THE ST. PETERSBURG UNIVERSITY OF THE MIA OF RUSSIA AND BEYOND – AN ERA OF A LIFETIME AND AN EDIFICATION FOR FUTURE GENERATIONS

Интервью с Сальниковым Виктором Петровичем, доктором юридических наук, профессором Санкт-Петербургского военного ордена Жукова института войск национальной гвардии Российской Федерации, государственным советником юстиции I класса, заслуженным деятелем науки Российской Федерации, почетным работником высшего профессионального образования Российской Федерации, генерал-лейтенантом милиции в отставке, академиком Российской академии естественных наук (РАЕН).

Interview with Viktor Petrovich Salnikov, Ph.D. in Law, professor of the St. Petersburg Military Order of Zhukov Institute of the National Guard of the Russian Federation, State Adviser of Justice of the first class, Honored Scientist of the Russian Federation, Honorary Worker of higher professional education of the Russian Federation, retired police Lieutenant General, academician of the Russian Academy of Natural Sciences (RANS).

Визитная карточка

Сальников Виктор Петрович, главный редактор журналов «Юридическая наука: история и современность», «Мир политики и социологии», «Правовое поле современной экономики», доктор юридических наук, профессор, академик Российской академии естественных наук (РАЕН) и многих других общественных академий, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации, профессор Санкт-Петербургского военного ордена Жукова института войск национальной гвардии Российской Федерации, почетный профессор и доктор наук многих российских и зарубежных вузов, в том числе Кембриджского университета Великобритании, Иллинойского и Чикагского университетов США, вузов Германии, Франции, Китая, Монголии, государств СНГ и др., генерал-лейтенант милиции в отставке и Государственный советник юстиции I класса, автор более тысячи научных статей, публикаций, монографий, учебных пособий и книг (Санкт-Петербург, Россия)

*******************************************************

Интервью с Сальниковым Виктором Петровичем

Интервью с Сальниковым Виктором Петровичем
№ 2 (189) 2024г.

– Глубокоуважаемый Виктор Петрович, Ваш жизненный путь, как эпоха легендарной личности, несомненно, является образцом и примером для подражания ни только поколениям правоохранителей минувших лет, но и сегодняшнему подрастающему поколению, которое активно занимается наукой и просвещением современной России. Безусловно, невозможно, охватить одной фразой весь Ваш жизненный путь от учащегося ГПТУ до всемирно известного ученого, но рассчитываем, что сегодняшнее интервью позволит нашему читателю открыть для себя человека-эпоху, человека-легенду, человека с открытой душой, человека – учителя и ученого. Конечно, вопрос общественной жизни в начале пути весьма актуален, и в этой связи вопрос об оперативных комсомольских отрядах (ОКО) откроет наше сегодняшнее интервью. Каково было стоять у истоков основания одной из таких общественных структур, что она из себя представляла и какую определяющую роль в Вашей жизни сыграла эта организация?

– Послевоенный период советской России характеризуется восстановлением государственности нашей страны, бум строительства и промышленного производства в буквальном смысле этого слова, требовал от страны квалифицированных специалистов, а плановая экономика была рассчитана на десятилетия вперед, что и определяло будущие профессии многих и многих граждан нашей страны. В начале своего пути и я не стал исключением, прошел двухгодичное обучение в ГПТУ-13 (Городское профессионально-техническое училище) г. Куйбышева (ныне, г. Самара) и овладел несколькими рабочими специальностями – машинист дизельного экскаватора и крана 6 разряда, слесарь 3 разряда. В училище я занялся весьма серьезной общественной работой, приобретенные навыки в которой и определили дальнейшую мою судьбу и будущую профессию. Два года я был секретарем комитета ВЛКСМ в профессиональном училище и участвовал в создании ОКО (оперативных комсомольских отрядов) при райкомах комсомола. В частности, при моем личном и непосредственном участии был создан такой отряд при Кировском райкоме ВЛКСМ города Куйбышева, действовавший при Дворце культуры им. С. М. Кирова, которым я командовал в период с 1964 по 1966 гг. Комсомольцы, организованные в ОКО, обеспечивали охрану общественного порядка на улицах, в парках и площадях Кировского района, помогали милиции предотвращать асоциальное поведение подростков в общественных местах. Между прочим, это был очень положительный опыт. Кстати, в настоящее время во многих регионах России возрождаются ДНД (добровольные народные дружины) по охране общественного порядка, как один из институтов гражданского общества, способного собственной инициативой и усилиями сделать нашу жизнь еще более спокойной, интересной и безопасной. Работая в ОКО, я постоянно контактировал с сотрудниками уголовного розыска Кировского райотдела, где на меня обратили внимание оперативные работники, и я стал внештатным оперуполномоченным УР и до поступления в Елабужскую специальную среднюю школу милиции МОО П СССР занимался этой общественной работой. Следует сказать, что благодаря активному образу жизни (я занимался спортом, был участником и организатором множества спортивных и общественных мероприятий) мне удавалось достигать значительных успехов в своей деятельности. В период обучения в школе милиции я продолжал активно заниматься общественной деятельностью, и наряду с освоением оперативного опыта работников милиции помогал оперативным сотрудникам местного отдела бороться с уголовной преступностью в городе Елабуга и Елабужском районе в целом. Обучаясь на очном отделении школы милиции, будучи курсантом, я часто направлялся в служебные командировки по стране (Татарстан, Удмуртия, Кировская область и т.д.) в интересах борьбы с преступностью. И вплоть до постоянного перехода на оперативную работу в правоохранительные органы, общественная деятельность всегда сопровождала меня и, как ранее уже отмечал, сыграла основополагающую роль в становлении моей профессиональной карьеры, а ОКО стал одной из первых правоохранительных структур, которые мне довелось возглавить и руководить ею.

– Виктор Петрович, активная жизненная позиция, спортивная подготовка (как стало известно редакции, Вы занимались волейболом, боксом и лыжами), авторитетный неформальный лидер молодежи и успешный помощник учителей, политических работников и сотрудников правоохранительных органов, неординарность внутренней натуры и нестандартность поступков сделали Вас лидером, и как очевидное следствие – переход из общественной к оперативной работе в структуре правоохранительных органов. Какую роль сыграла в Вашей жизни оперативная работа и в какой момент стало понятно, что наиважнейшая роль Вашей жизни – это профессиональное образование и преданность науке?

– В 1967 году нашумевшим, как сейчас говорят, резонансным, было дело о краже цыганами большого количества скаковых лошадей с одного из ипподромов СССР и продажа их в Удмуртии и Кировской области. Были и человеческие жертвы. Скакуны – известные во всем мире, они выступали на международных ипподромах, занимали призовые места, являлись чемпионами – похищены. Каждая лошадь стоила больше автомашины. И вот весь ипподром обчистили цыгане. Они нанесли не только существенный материальный ущерб советскому государству и международному престижу нашей страны, но и жертвами этого преступления стали ни в чем не повинные люди. Кроме того, кони должны были участвовать в международных скачках. В то время, будучи курсантом спецшколы, я в основном посвящал себя учебе, ну а все остальное время – это была общественная работа. В числе группы из двух-трёх курсантов я был откомандирован в опергруппу для раскрытия данного преступления, и в течение где-то полутора месяцев работал в этой оперативной группе, участвуя в засадах, занимаясь личным сыском, принимая участие в задержании вооруженных преступников. Преступление было раскрыто в сравнительно короткий срок, преступники задержаны и понесли заслуженное наказание, а скакуны, которые остались в живых, возвращены на ипподром. В порядке поощрения я получил краткосрочный отпуск на 10 дней с выездом в родной город Куйбышев. Подобные командировки, в процессе обучения, были, так сказать, частью обучения и переход в практическую плоскость работы «на полях» был лишь вопросом времени, а время как известно, летит очень быстро. Так позади школа милиции с красным дипломом об ее окончании, лейтенантские погоны на плечах и должность оперуполномоченного, которую потом переименовали на инспектора – в Отделе БХСС города Куйбышева областного УВД. Поскольку рядом с нашим Отделом БХСС располагался Куйбышевский факультет ВЮЗИ (Всесоюзного юридического заочного института), то сразу же по приезду в родной Куйбышев мною было принято решение поступать в ВЮЗИ. Дело было не без приключений, потому как я опоздал на вступительные экзамены, однако наличие диплома с отличием об окончании специального учебного заведения позволило мне, в качестве исключения, поступить на юридический факультет.
Между тем, служба в Отделе БХСС была непростой. Очень сложные, многоэпизодные, тяжелые уголовные дела, по результатам кропотливо оперативной разработки в отношении известных в те годы руководителей различных государственных и промышленных структур. Однако у меня были достаточно опытные руководители-наставники, которые позволили достичь серьезных результатов в оперативной работе, о которых не раз писала областная газета «Волжская коммуна» и даже «Известия». В сфере оперативных разработок ОБХСС входили директоры рынков, асфальтового завода, руководители больниц, управления торговли, завода по производству хрустальных изделий, а также представители нескольких кавказских республик СССР. Были командировки в эти республики для задержания и ареста виновных лиц. Было интересно, и нарабатывался опыт оперативной работы. В то время общественная работа, проводимая мною, ограничивалась организацией и проведением спортивных мероприятий и соревнований, коллективного отдыха и локальных читательских конференций, в том числе и с участием волжских писателей, книги которых продавались в книжном киоске областного УВД. Тогда на территории управления внутренних дел работал книжный киоск. Интересную книгу можно было купить прямо на работе, недалеко от служебного кабинета, чем я никогда не пренебрегал и при каждом удобном случае заглядывал за новинками, поскольку всегда интересовался всем новым и мною лично неизведанным, неисследованным. Оперативная работа позволила мне изнутри увидеть проблемы структуры правоохранительной деятельности в нашей стране, но для реализации идей, которыми мой разум был всегда переполнен, не представлялось возможным, в связи с отсутствием материальной и правовой базы. Учебно-познавательная деятельность на юридическом факультете также наложила свой отпечаток.
Так, 19 ноября 1968 г. было принято Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О серьезных недостатках в деятельности милиции и мерах по дальнейшему ее укреплению». Одним из пунктов постановления предусматривалось создание на базе Ленинградской Военно-политической школы Высшего политического училища МВД СССР (г. Ленинград) для подготовки политработников органов внутренних дел. В 1969 г. на Куйбышевское областное УВД было выделено одно место для поступления на учебу во вновь созданное образовательное учреждение. Это был кульминационный момент, и мною было принято решение попытаться поехать на учебу в Ленинград, но руководство придерживалось другого мнения, потому как хорошие оперативные работники были нужны на передовой, и так просто расстаться со мной никто не хотел. Начальник Отдела БХСС – В. А. Земсков, с которым вплоть до ухода его из жизни я долгое время еще поддерживал дружеские отношения и после ухода из оперативной работы, был против моего перевода. Натиск со стороны областного руководства был серьезным, и лишь благодаря вмешательству секретаря парткома УВД области вопрос был решен в пользу моей переквалификации с перспективного оперативного работника на политработника.
Учеба в Высшем политическом училище МВД СССР была непростой, потому как мне приходилось учиться одновременно в двух вузах, да еще и общественная работа. Нагрузки были колоссальными. Была активная работа научных кружков кафедры ОРД (оперативно-розыскной деятельности) и по теории государства и права, участвовал в том числе и в международных научно-теоретических конференциях по рекомендации профессора Я. М. Бельсона.
Во время учебы в политучилище я два года избирался секретарем комсомольской организации батальона и два года – зам. секретаря партийной организации (КПСС) батальона. Все это сопровождалось отличной учебой по всем дисциплинам.
Мне предложили остаться для прохождения дальнейшей службы в ВПУ МВД СССР, обещали преподавательскую работу на кафедре, а назначили заместителем командира батальона по политической части. Потом многолетняя служба в политическом отделе, и только позже – кафедра. Прошел все ступеньки роста – от преподавателя до заместителя и начальника кафедры высшего политического училища МВД СССР, а затем заместителя по научной работе Санкт-Петербургского юридического института МВД России и Санкт-Петербургской академии МВД России. При этом читал лекции на всех предприятиях Ленинграда, в различных учебных заведениях, даже в кинотеатрах и театрах, воинских частях и академиях, в райкомах, горкоме и обкоме партии, в Доме политпросвещения по линии областного комитета КПСС, Дома офицеров и общества «Знание». Таким образом и определилась моя дальнейшая судьба в образовании и науке.
В 1998 году были объединены все учебные заведения МВД, а их было шесть, и создается Санкт-Петербургский университет МВД России, начальником которого меня и назначили. Предложение о создании университета было сформулировано мною, и его поддержал С. В. Степашин, будучи тогда министром внутренних дел России, сказав: «Ты предлагаешь организовать университет, вот и создавай его реально, я поддержу!». Это был первый университет в системе силовых ведомств Российской Федерации. Не было больше университетов не только в системе МВД, но и в Министерстве обороны, ФСБ и других силовых структурах, там они появились значительно позже. Например, спустя несколько лет, когда создавался Московский университет МВД России, назначенный его начальником В. Я. Кикоть, ранее проходивший службу в качестве моего заместителя в Санкт-Петербургском университете, обратился ко мне с просьбой помочь в организации становления нового вуза. Мною были направлены где-то тридцать руководителей различных структурных подразделений Санкт-Петербургского университета в командировку в Москву, которые в течение месяца оказывали необходимую помощь. Московский университет пришел на смену Московской академии МВД России, возглавляемой доктором юридических наук, профессором, генерал-лейтенантом милиции Ю. Н. Ждановым, который был назначен заместителем министра экономического развития и торговли России, а на смену ему пришел доктор юридических наук, профессор, генерал-лейтенант милиции В. Я. Кикоть.
Работа с момента создания Санкт-Петербургского университета предстояла невероятно сложная, но интересная. На этой должности удалось достичь весьма неплохих результатов. Планы, идеи, их творческая и практическая реализация стали уже гораздо ближе и досягаемее. Проблемы, которые мне виделись во время работы оперативным сотрудником, удавалось решать путем внедрения различных новых методик подкрепленных научно-практической и исследовательской работой. Так, университет стал по-настоящему кузницей подготовки научных кадров и сотрудников правоохранительных органов, истинных патриотов Отечества не только России, но и многих иностранных граждан и подданных. Среди воспитанников нашего университета – граждане Америки, Великобритании, Германии, Франции, Китая, Монголии, Африки, Кубы, Кипра, Финляндии, не говоря уже о наших соседях, стран-участниц СНГ.
Помимо учебно-образовательной деятельности, процветала редакционно-издательская работа. Издаваемая университетом научная продукция (учебники, пособия, словари, сборники, монографии, альбомы схем и т.д.) была хорошо известна далеко за пределами стен университета. Она оседала на библиотечных полках национальных библиотек, в библиотеках учебных заведений России и других стран, личных библиотеках научного сообщества. Сегодня их можно встретить в Лондонском, Портсмутском, Лестерском университетах Великобритании, в Кембридже, Пил-центре по подготовке Лондонской столичной полиции, Чикагском, Флоридском, Иллинойском, Западно-Иллинойском университетах США, в Сорбонне и других вузах Франции, Германии, не только европейских стран, но и государств Востока и Азии.
Проводилось очень много различных международных научных форумов с привлечением руководящих сотрудников российского государства, лидеров политических партий, руководителей судебной системы, правоохранительных органов и спецслужб России, законодателей из Государственной Думы Совета Федерации. В этих форумах участвовали представители высокого ранга зарубежных стран, включая генеральных прокуроров Франции и Италии, лордов парламента Великобритании, руководителей Скотланд-Ярда из Лондона. Были встречи с министром иностранных дел Соединенного королевства Джеком Стро и нынешним королем Великобритании Карлом III, в то время принцем Чарльзом, мои выступления в Палате лордов и на приеме у королевы Великобритании Елизаветы II.
Вспоминается международная конференция «Женщины. Полиция. Гуманизм», которую мы организовали и провели в течение трех дней в нашем городе, где участвовали несколько сот иностранных гостей – женщин-полицейских в своей форменной одежде из почти ста иностранных государств, включая США, Великобританию, Канаду, Францию, Италию, Германию, африканские и латиноамериканские государства, страны Азии, Востока и т.д. Или международная конференция, связанная с обсуждением вопросов защиты участников уголовного судопроизводства. У нас тогда отсутствовал опыт такой работы, вот мы и провели такую конференцию, для участия в которой привлекли наряду с другими экспертами группу специалистов из Италии и Франции во главе с генеральными прокурорами из этих государств. В 2002 году организовали и провели конференцию, посвященную 200-летию МВД России на базе Таврического дворца Санкт-Петербурга. В ней участвовал министр внутренних дел России Б. В. Грызлов, вся коллегия министерства, министры внутренних дел республик, начальники территориальных главных управлений и управлений МВД субъектов федерации и другие руководители системы, а также правоохранительных органов России. Можно назвать много аналогичных форумов. Информация об их работе отражалась в журналах «Государство и право» благодаря доктору юридических наук, процессору Л. А. Морозовой, которая всегда участвовала в работе этих конференций. Материалы научных форумов находили отражение в публикациях нашего университета.
Практиковался мощный обмен идеями и научной продукцией с зарубежными коллегами. И мы не были только лишь потребителями идей, предлагаемых, как сейчас говорят, представителями коллективного Запада, а предлагали свои собственные наработки, ценные для нас, но порой отторгаемые ими, особенно сейчас. В то же время их идеи мы воспринимали далеко не все, а лишь те, которые считали полезными для себя. Все это обогащало наше творчество, развивало сравнительное правоведение и способствовало внедрению нашего влияния на коллег из-за рубежа.
Данная ситуация была характерна в том числе и в диссертационных исследованиях иностранцев, защищаемых в наших диссертационных советах. В исследованиях коллег из зарубежных государств, конечно, господствовала наша правовая идеология, методология и философия права. Это относилось не только к диссертантам из Афганистана, Йемена, Конго, Монголии, государств СНГ, но и, скажем, из США. Например, начальник полиции из штата Иллинойс Рон Свон и директор института полицейской подготовки Иллинойского университета Майкл Чарльз защитили в нашем диссертационном совете диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук, и ВАК России утвердил им ученую степень PhD (доктора философии) в области права. Основные положения своих диссертаций они в последующем издали у нас на русском языке и в США на английском языке в качестве монографий. Понятно, что все иностранцы, готовящие у нас свои диссертации, имели необходимое количество публикаций в России на русском языке и публикаций на родном языке у себя на родине. Другими словами, велась глубокая научная и идеологическая работа, в том числе и с иностранными гражданами. Мы предлагали свои, российские, можно сказать суверенные научные и идеологические позиции, учитывающие интересы нашего государства – Российской Федерации. Полагаю, эта работа была полезна как с позиций развития науки, так и в интересах укрепления суверенитета России, интересов нашего многонационального государства.
Мы работали с многими иностранными гостями: учеными, парламентариями, сотрудниками правоохранительных и специальных структур, судебно-прокурорской систем из многих стран, в том числе и со шпионами. Всегда понимали, с кем имели дело и как с кем себя вести, чтобы это было полезно для нашего Отечества и не приносило вреда для нашего собственного государства. Скажем, в нашем университете были члены палаты лордов Великобритании, руководители нового Скотланд-Ярда из Лондона, а также начальник Пил-центра подготовки столичной полиции Лондона, он же член королевской семьи, пожалуй, самый авторитетный специалист – сотрудник разведки Великобритании Ми-6 по Советскому Союзу и России, отсидевший в нашей исправительно-трудовой колонии почти 10 лет.
Будет правильным вспомнить и о руководителях ведущих учебных заведений многих так называемых цивилизованных государств Европы и США. Шла большая научно-исследовательская работа, имеющая цивилизационный характер, совместные усилия ученых России и зарубежных государств. Мы всегда преследовали интересы своей Родины. Результатом выступали публикации: монографии, учебники, материалы конференций, научные статьи и т.д. С моей точки зрения, это обогащало науку, а результаты обеспечивались не только сотрудниками нашего вуза, но и многими российскими учеными из вузов и других научных коллективов России, участвовавших в мероприятиях, проводимых Санкт-Петербургским университетом МВД России.

– Уважаемый Виктор Петрович, создание Санкт-Петербургского университета МВД России стало уникальным феноменом образования и повышения квалификации кадров правоохранительной системы не только нашего государства в целом, но и ряда зарубежных стран. Доселе подобного учебного заведения не существовало, а ранее существовавшие образовательные учреждения могли лишь акцентировать свои усилия лишь некоторым узким направлениям и функционалу, для чего и были созданы. Поистине, революционный прорыв реализован во многом благодаря и Вашим усилиям, настойчивости и таланту. Так в чем же заключалась уникальность вновь созданного учебного заведения?

– Я сторонник не революционных, а эволюционных свершений. Помню о фразе, как-то сказанной С. М. Шахраем при одной из наших встреч: «Лучше спорная Конституция, чем бесспорная революция», и с этим надо согласиться.
Продолжающиеся в стране в 90-е годы процессы экономических и политических реформ порождали все новые вызовы перед правоохранительными органами. Рост криминальных проявлений и повышение правовых стандартов в обществе требовали от сотрудников милиции для успешного выполнения служебных обязанностей все более глубоких юридических знаний, высокого интеллектуального потенциала и широкого кругозора. Одним из способов достижения этого стало дальнейшее совершенствование ведомственного образования в системе МВД, в том числе путем объединения и укрупнения действующих учебных заведений.
К 1998 г. стало возможным говорить уже о формировании своеобразной учебной и воспитательной академической традиции, собственной научной и педагогической школы, которая пользовалась заслуженным авторитетом у научно-педагогической общественности не только города, но и страны в целом. Так, на базе объединения Санкт-Петербургской академии МВД России, Санкт-Петербургского института Государственной противопожарной службы МВД России и Санкт-Петербургского военного института внутренних войск МВД России появилось Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский университет МВД России» (Постановление Правительства Российской Федерации от 18 июня 1998 г. № 611). До этого были объединены Санкт-Петербургский юридический институт и Высшая школа, а также Институт повышения квалификации в Санкт-Петербургскую академию МВД России.
Уникальность создания нового образовательного учреждения заключалась прежде всего в значительном расширении спектра получаемых выпускниками специальностей и специализаций. Мы начали осуществлять подготовку научно-педагогических кадров, руководителей городских и районных органов внутренних дел, сотрудников для следственных и оперативных подразделений, воспитательных, кадровых аппаратов и подразделений психологического обеспечения деятельности органов внутренних дел, финансово-экономических и контрольно-ревизионных подразделений МВД России, Государственной противопожарной службы, внутренних войск МВД России. Кроме того, в эти годы вуз активно вел подготовку кадров для других правоохранительных органов России, а также милиции и полиции ряда зарубежных государств, о чем ранее я уже говорил. Готовились и научно-педагогические специалисты для зарубежных государств. Достаточно заметить, что у нас готовили и защищали диссертации из США, Конго, Йемена, Афганистана, Монголии, государств – участников СНГ и других стран.
С первых дней существования университета был взят курс на повышение эффективности и качества обучения будущих специалистов с учетом потребностей органов внутренних дел. В организационно-штатной структуре университета впервые были образованы 5 управлений, включающих 31 отдел, в т.ч. общую и специальную библиотеки, редакцию журнала и редакцию газеты, а также 6 самостоятельных отделов, отделений и групп, 10 факультетов, 2 учебных центра, учебная пожарная часть, 54 кафедры. И к началу 1999 г. в университете уже успешно проходили обучение более 25 тысяч докторантов, адъюнктов, слушателей и курсантов. Процесс подготовки специалистов для органов внутренних дел по различным формам обучения обеспечивали 3 тысячи сотрудников – руководящий, профессорско-преподавательский, административный и вспомогательный состав. В кратчайшие сроки, с момента создания университета, была проделана колоссальная работа. Это стало возможным и благодаря самоотверженному труду всего коллектива университета.

– Как известно, научный потенциал любого ВУЗа определяется количественным и качественным составом, работающим в нем ученых, чему как известно Вы, Виктор Петрович, уделяли самое пристальное внимание и активно привлекали к педагогической и научно-исследовательской деятельности университета известных в России и за рубежом ученых – академиков, членов-корреспондентов, докторов наук, профессоров. Кого из таких ученых Вы бы могли особо отметить с кем довелось поработать в годы управления университетом?

– В годы работы в университете, я действительно уделял большое внимание педагогическому и научно-исследовательскому потенциалу ВУЗа. Лично приглашал знаменитых ученых практиков, многие из них стояли у истоков формирования научных школ, исследовательских центров, по праву являются светилами отечественной науки.
Среди тех, кто много лет проработал в вузе и посвятил себя служению ему, я бы отметил таких авторитетных ученых и практиков, которые оставили неизгладимый след в его истории, среди них Ю. М. Аристаков, Я. М. Бельсон, В. Г. Булавчик, В. С. Бурданова, В. Л. Васильев, И. А. Возгрин, А. В. Зиновьев, Г. Д. Ковалев, Б. И. Кожохин, А. И. Королев, Н. С. Лейкина, Л. А. Николаева, А. С. Пашков, И. Ф. Покровский, В. С. Прохоров, Д. В. Ривман, К. Т. Ростов, В. А. Сапун, И. А. Соболь, В. Д. Сорокин, Л. И. Спиридонов, И. Е. Тарханов, Г. Н. Хон и другие. К педагогической деятельности привлекались Заслуженные деятели науки Российской Федерации, Заслуженные юристы Российской Федерации, Заслуженные сотрудники органов внутренних дел Российской Федерации, Заслуженные работники высшей школы Российской Федерации и Заслуженные работники культуры Российской Федерации, признанные научные достижения которых содержат бесценный опыт для университета: Ю. Е. Аврутин, А. И. Александров, В. В. Балахонский, В. М. Баранов, Н. А. Беляев, П. В. Билык, В. М. Боер, Н. С. Бондарь, С. С. Бородин, Н. Ф. Гейжан, М. Ю. Гутман, В. М. Егоршин, Л. Б. Еськина, Н. Н. Жильский, В. Д. Зорькин, А. Т. Иваницкий, И. С. Иконникова, Д. А. Керимов, В. П. Кириленко, В. В. Копейчиков, Э. В. Кузнецов, В. В. Лазарев, Д. И. Луковская, С. П. Маврин, М. Г. Маркова, И. И. Мушкет, Г. Г. Надсон, П. Д. Николаенко, В. С. Олейников, В. П. Очередько, В. Ф. Попандопуло, Р. А. Ромашов, А. П. Сергеев, Н. Н. Силкин, В. Я. Слепов, Н. И. Уткин, А. Б. Федоров, В. И. Хальзов, Е. Б. Хохлов, Ю. А. Шаранов, А. В. Шахматов, Д. А. Шестаков, А. И. Экимов. В плеяде этих имен можно перечислить еще многих и многих корифеев отечественной науки, которые в разное время принимали активное участие в формировании имиджа и профессионального авторитета нашего университета.

– Уважаемый Виктор Петрович, Вас по праву называют отцом правовой культуры отечественной науки. Именно Вы впервые во времена Советского Союза подняли на уровень диссертационных исследований проблемы теории и методологии правовой культуры, обосновали правовую культурологию. Философско-правовая проблематика, а именно философия культуры всегда была и продолжает оставаться в центре Ваших научных интересов. Как так вышло, что именно данное направление науки стало основой Ваших научных трудов?

– В силу того, что долгое время я занимался общественной работой, а также имел опыт практической реализации правоохранительной деятельности, в процессе которой не раз сталкивался с негативными проявлениями отсутствия профессионализма и понимания правоохранительной деятельности в целом среди различных социальных слоев населения страны, что откладывало грубый отпечаток на имиджевой составляющей сотрудника органов внутренних дел в лице общественности. Подобная проблематика не могла быть оставлена на откуп тенденциям и влияниям времени. Так, в 1970-1980-е и в 1990-е годы я начал разрабатывать оригинальную авторскую концепцию профессиональной правовой культуры сотрудника ОВД, что оказалось весьма своевременно в условиях радикальной трансформации общественно-политического строя. В очень непростых политических и экономических условиях сотрудники правоохранительных органов в подавляющем большинстве остались верны своему служебному и нравственному долгу, не утратили ориентиров на профессиональное и личностное развитие, что во многом и удержало страну над пропастью. Именно в перестроечный период 1990-х годов не было важнее задачи, чем сохранение национального суверенитета, который страна стремительно и, казалось, навсегда теряла.
При этом его сохранение означало прежде всего развитие, придание суверенитету новых форм, адекватных реалиям уже наступавшего XXI столетия. Само изменение общества и его политического устройства в динамике перехода от мира двухполярного к миру однополярному и от него – к многополярному миру, в динамике борьбы противоположных тенденций глобализации и регионализации, в динамике трансформации «вестфальской» модели государства, незыблемой с XVII века, настоятельно требовало тогда своего рода «перезагрузки» национального суверенитета и нового осмысления его политико-правовой модели. А это, в свою очередь, предполагало необходимость обновления всех оснований национального суверенитета.
Для меня уже тогда было понятно, что сохранение современного варианта суверенитета новой России невозможно без суверенной философии права, да и суверенной государственно-правовой идеологии, требовалась скорейшая разработка современной российской правовой идеологии, ее научной и мировоззренческой основы, т.е. оригинальной национальной философии права. Без нее вся система суверенитета российского общества и государства станет уязвимой и неустойчивой к современным вызовам и факторам внешнего влияния.
Такая суверенная философия права должна органично вырасти из двух корней: из всей мировой традиции классической философии и из особой традиции русской философии права. Совершенно очевидно, что невозможно проводить суверенную правовую политику, если она построена на философско-правовой «матрице», сформированной на базе нравственно-правовых ценностей и идеалов научности, выработанных в других государствах. Это невозможно даже в том случае, если мы оставим за скобками геополитическое противостояние этих государств России и будем исходить из a priori полагаемого принципа доброжелательного отношения к России иных акторов мировой политики. В любом случае: если мы формируем теорию права и государства на заимствованной философско-правовой платформе, то мы просто обречены постоянно оправдываться за все действительные или мнимые ошибки в законодательстве, обречены с вечной оглядкой на чужое мнение создавать нормативно-правовую основу как внутренней, так и внешней политики. А потому формирование суверенной философии права составляет одну из актуальных задач патриотически ориентированных ученых, коим я отношу и себя в том числе. Так и родилась идея приступить к исследованию проблем правовой культуры. Первоначально я планировал изучать правовую культуру в контексте взаимодействия с проблематикой правового государства. Однако, консультируясь с таким известным и авторитетным ученым из Института государства и права тогда АН СССР, доктором юридических наук Е. А. Лукашевой, по ее рекомендации ограничил свою кандидатскую диссертацию вопросами правовой культуры личности и поведением граждан, защитив ее в Ленинградском университете в 1980 г. (первым оппонентом выступала Е. А. Лукашева, а научным руководителем был профессор Л. С. Явич, он же консультировал меня по докторской диссертации, которую защитил в 1990 году в том же диссертационном совете, что и кандидатскую, в Ленинградском университете). Вероятнее всего, это была первая в СССР диссертация, посвященная проблемам правовой культуры. Спустя десять лет защитил докторскую диссертацию уже по методологическим проблемам правовой культуры. Меня поддержали в качестве официальных оппонентов член-корреспондент Академии наук СССР, доктор юридических наук, профессор Д. А. Керимов, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, классик теории государства и права В. В. Лазарев и доктор юридических наук, профессор П. Н. Лебедев, член диссертационного совета. Так началось глубокое диссертационное исследование проблем правовой культуры личности и общества моими коллегами, последователями и учениками в Советском Союзе, России и зарубежных странах.

– Огромное спасибо Вам уважаемый Виктор Петрович за столь содержательное и интересное интервью! Как видим, все эти впечатляющие результаты Вашей творческой мысли являются лишь промежуточным итогом. Знаем и верим, что главный результат, главный синтез – создание авторской концепции суверенной философии права – еще впереди. По нашей традиции, подводя некий итог нашей сегодняшней беседы, а также учитывая опыт прошлых лет, что бы Вы посоветовали нашему читателю, молодым авторам и ученым как назидание будущим поколениям?

– Современные тенденции развития многополярного мира диктуют нам все новые условия, открывая новые горизонты как в науке, так и в общественно-политическом устройстве государства. Идеи благоустройства мироздания и всего бытия человеческого всегда будут диктовать нам свои условия. Для достижения и постижения истинных основ науки требуется приложить немало усилий, а порой и посвятить целую жизнь. Хочу пожелать уважаемой редакции Евразийского юридического журнала, авторскому коллективу и читателям неиссякаемой жизненной энергии, творческого вдохновения, новых свершений и открытий, не останавливаться на достигнутом и не бояться постигать новое.

Интервью брали:

Фархутдинов Инсур Забирович
Главный редактор Евразийского юридического журнала, доктор юридических наук, профессор
Чаттаев Азамат Русланович
Член редакционной коллегии Евразийского юридического журнала, кандидат юридических наук

 143 ВСЕГО,  1 СЕГОДНЯ